Showdown: «Cornerstone»

(Раздел — Spectrum) // Лор // Showdown: «Cornerstone»


Пост на RSI от 17.07.2019 года


SHOWDOWN

Авто-Расшифровка для S&P и NFSC

Эпизод: 63:13 : «Cornerstone»

 

ЭРИЯ КВИНТ: Добро пожаловать на Showdown, где мы обсуждаем самые заметные проблемы дня под разным углом, чтобы вы могли увидеть всю картину происходящего. Я — ваша ведущая, Эрия Квинт (Eria Quint). Сегодня мы разберемся с недавним скандалом с Synthworld*. На этой неделе нам стало известно, что ученый-исследователь Эйми Зентани (Aimi Zentani) умерла во время работы над проектом Cornerstone. Мало что было известно о Synthworld, пока безвременная смерть ученого не привлекла внимание общественности. Мы углубимся в детали, связанные с Cornerstone, и вернемся к вопросу о том, стоит ли еще финансировать проект Synthworld, или наконец настало время положить конец этому сложному начинанию.

* — Project Archangel Initiative, более известный как SynthWorld, представляет собой проект терраформирования, основанный UEE для «создания [жизнеобеспечивающей] планеты с нуля».

К нашей дискуссии присоединилась Кэли Хэнкс (Kali Hanks), журналист-детектив и давний критик Synthworld, которая готовила историю для Terra Gazette*. С возвращением на Showdown, мисс Хэнкс.

* — Terra Gazette (Газета Терра) является базирующейся на Terra Новостной Организацией (NewsOrg).

КЭЛИ ХЭНКС: Я рада вернуться, но мне жаль, что именно эти обстоятельствами заставили нас провести эту встречу.

ЭРИЯ КВИНТ: К нам также присоединился Дэвон О'Хара (Davon O’Hara). Ранее он работал в Synthworld в качестве старшего инженера и непосредственно над Cornerstone. Сейчас он руководит инженерным отделом в Университете Ритора (University of Rhetor). Давайте начнем с вопроса, адресованного вам, профессор. Что вы можете рассказать нам о Cornerstone и его связи с более глобальным проектом Synthworld?

ДЭВОН О’ХАРА: Cornerstone моделирует условия Synthworld в значительно меньших масштабах. В течение десятилетий это было ценным испытательным полигоном для различных направлений общего проекта.

ЭРИЯ КВИНТ: Это больше, чем просто компьютерная симуляция?

ДЭВОН О’ХАРА: В общем-то, да. Вы знакомы с тестовыми комплексами аркологиями*, построенными во время колонизации Марса?

* — Арколо́гия (слово-гибрид из двух слов: архитектура и экология) — архитектурная концепция, учитывающая экологические факторы при проектировании сред обитания человека.

ЭРИЯ КВИНТ: Немного. Они моделируют расстояние до солнца, циклы дня и ночи, и тому подобное, чтобы помочь колонистам привыкнуть к жизни на Марсе.

ДЭВОН О’ХАРА: Именно так. Это по сути то же самое. Просто больше и технологичнее.

ЭРИЯ КВИНТ: На сколько больше?

ДЭВОН О’ХАРА: Больше, чем вы можете себе представить. Cornerstone содержит и поддерживает несколько отдельных, но идентичных аркологий, каждая из которых проводит исследования, которые могут длиться годы или даже десятилетия.

КЭЛИ ХЭНКС: Поскольку профессор О'Хара, похоже, не хочет давать прямой ответ, позвольте мне обрисовать общую картину. Мои источники описывают размер Cornerstone как размер массивного астероида с достаточным пространством между каждой аркологией и ее объектами, чтобы держать рабочих на достаточно большом расстоянии друг от друга.

ЭРИЯ КВИНТ: Это так, профессор?

ДЭВОН О’ХАРА: Более или менее.

ЭРИЯ КВИНТ: И какие тесты там проводятся?

ДЭВОН О’ХАРА: Я могу привести всего два примера, т.к. они уже обсуждались публично. Они включают в себя тест, сфокусированный на эрозии материала, вызванного проточной водой, и другой тест на жизнеспособность сельскохозяйственных культур в различных почвенных комбинациях. Также было проведено множество других интересных экспериментов, которые я не могу раскрыть на данный момент.

ЭРИЯ КВИНТ: Мисс Хэнкс, в вашей статье в Terra Gazette говорится о мисс Зентани. Что вы можете рассказать нам об обстоятельствах ее смерти?

КЭЛИ ХЭНКС: Мисс Зентани оказалась в уникальной ситуации. Она жила и работала в одной из этих аркологий более года, наблюдая и собирая данные сразу по нескольким проектам.

ЭРИЯ КВИНТ: Проживание внутри аркологии – это распространенное явление?

КЭЛИ ХЭНКС: Нет, люди обычно живут и работают в окружающих их учреждениях, поэтому они не влияют на эксперименты. Фактически, жизнь внутри аркологии была самым важным исследованием, с которым была связана Зентани. Эта конкретная программа под кодовым названием Pangu изучала влияние симулированных условий Synthworld на организм человека.

ЭРИЯ КВИНТ: Причиной смерти Зентани стала жизнь в таких условиях?

КЭЛИ ХЭНКС: Официально нет. Ее смерть была признана несчастным случаем. Официальная причиной смерти была названа травма, полученная тупым предметом во время падения в каньон. Но данные свидетельствуют о том, что это не было просто трагической случайностью.

ЭРИЯ КВИНТ: Какие доказательства противоречат официальной теории? И предполагает ли это, что её убило не падение?

КЭЛИ ХЭНКС: Падение определенно было, но, похоже, не только оно повлияло на исход. Каждую неделю Зентани ходила по четко определенному маршруту к высшей точке территории аркологии, собирая образцы почвы и параллельно просматривая развитие растений. Тем не менее, она как-то упала в каньон с противоположной стороны горы. Самое шокирующее – это то, что ее нашли полураздетой и без mobiGlas, что усложнило спасательные операции и затруднило ее поиск.

ЭРИЯ КВИНТ: Ваша статья подразумевает, что кто-то еще замешен в этом деле?

КЭЛИ ХЭНКС: Ну, мой источник рассказал мне эту информацию из-за беспокойства, что…

ДЭВОН О’ХАРА: Да ладно. Cornerstone — это не какой-то рассадник зла. Это одно из самых безопасных и контролируемых мест во всей вселенной.

КЭЛИ ХЭНКС: Если бы профессор О'Хара позволил мне закончить, он бы понял, что я на самом деле согласна с ним. После публикации моей статьи я получила информацию, которая убедила меня, что смерть Зентани была не результатом чьей-то грязной игры, а кое-чем похуже.

ДЭВОН О’ХАРА: Да, и что же это?

КЭЛИ ХЭНКС: Грубая халатность. Я только что получила в руки отчеты о безопасности, которые показывают, что атмосферные генераторы, которые разрабатывает команда, имели проблемы во время испытаний. Проблемы с уровнем кислорода могли повлиять на Зентани, которая не носила защитный костюм, что и вызвало высокогорный отек мозга. Это тяжелое состояние, при котором жидкость накапливается в мозге и приводит к головокружению, усталости, спутанности сознания и другим серьезным проблемам. Это объясняет снятие одежды и ее нахождение далеко от тропы, по которой она ходила каждую неделю на протяжении более года.

ЭРИЯ КВИНТ: Вскрытие выявило какие-либо доказательства в поддержку этой теории?

КЭЛИ ХЭНКС: К сожалению, травма головы, полученная во время падения, не позволяет выявить признаки отека мозга.

ЭРИЯ КВИНТ: Профессор О'Хара, на сколько тщательно вы занимались вопросами безопасности, пока работали там?

ДЭВОН О’ХАРА: Это было одной из главных задач.

ЭРИЯ КВИНТ: Смерть мисс Зентани является единственным подобным случаем в Cornerstone?

КЭЛИ ХЭНКС: Без понятия, Эрия. Большинство деталей, связанных с Cornerstone, включая бюджет и данные о персонале, являются конфиденциальными. Я говорила кое с кем, кто считает, что подобных случаев больше одного, но доказательств нет. Возможно, у профессора О'Хара есть какое-то мнение о данной проблеме?

ДЭВОН О’ХАРА: Мисс Хэнкс, очевидно, понимает, что я не могу это комментировать.

КЭЛИ ХЭНКС: Просто у Вас нет для этого смелости.

ДЭВОН О’ХАРА: Я не заинтересован конфликтовать с мисс Хэнкс.

КЭЛИ ХЭНКС: Даже если ваше молчание означает, что кто-то еще умрет из-за подобной безответственности?

ДЭВОН О’ХАРА: Ученые, которые добровольно участвуют в этих экспериментальных программах, понимают потенциальные риски и выгоду, чем кто-либо другой. Иногда это происходит из-за окружения. То, что случилось с мисс Зентани, является трагедией, но она не была первой и, конечно, не станет последней, кто умрет в научном стремлении улучшить вселенную.

КЭЛИ ХЭНКС: Давайте пропустим мимо ушей бессердечность этого ответа и сосредоточимся на более глобальном вопросе. Почему детали Cornerstone должны оставаться в секрете?

ДЭВОН О’ХАРА: Потому что нам нужно защищать технологии, которые там разрабатываются. Мы говорим о технологиях, способных воздействовать на планеты в глобальном масштабе. Некоторые из них могут быть опасными, если ими воспользуются против живых существ или даже целых экосистем. Это единственное, о чем нужно думать, когда задействован подобный тип технологий.

КЭЛИ ХЭНКС: Или это потому, что раскрытие истинной стоимости, наряду со всеми неудачами, может настроить общественность против системы? Если мы изо всех сил пытаемся разработать технологии в простых аркологиях, то каковы шансы, что они в будущем будут использоваться в Synthworld, а не где-то еще?

ЭРИЯ КВИНТ: Профессор, я хочу, чтобы вы ответили на этот вопрос, но сначала мы должны сделать небольшой перерыв. Оставайтесь с нами, и мы раскроем все тайны сразу после перерыва.

 


// Конец трансляции

0
0
vote
Article Rating
Spread the love
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments